Our solemn hour

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Our solemn hour » Хантингтон-холл » Buckle down


Buckle down

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

BUCKLE DOWN
сентябрь, Хайнд-Лейси - Хантингтон-Холл
Esther Farlow, Tilda Pickery

https://funkyimg.com/i/2YqeU.png
„Женщины обладают удивительным чутьем: они способны обнаружить что угодно, за исключением очевидного.“ О. Уайльд
Эстер Фарлоу, недавно обосновавшаяся поблизости от Хайнд-Лейси, решает начать новую главу в своей жизни и ищет работу, но трудоустроиться в маленьком городке сложно. Почти так же сложно, как и найти хорошую горничную в печально известный на всю округу Черный дом...

Отредактировано Tilda Pickery (03.11.2019 14:08:23)

+1

2

Когда встал вопрос о том, чтобы сменить место жительства, Эстер ни минуты не сомневалась, что делать она будет это кардинально и весьма основательно. Для начала, посчитав полученное наследство, она сообразила, что ей хватит его в лучшем случае на двухмесячную аренду самой скромной квартиры в небольшом городе или пригороде. И даже с учетом этого на часть денег она, ни секунды не сомневаясь, купила подарок мисс Коттон: чудесный чайный сервиз ручной работы, о котором та давно мечтала. В коробку положила записку о том, что благодарна, что уезжает, что напишет с нового места – по возможности.
Сожалений не было. Грусти тоже. Было только волнительное предвкушение.
Шропшир показался Эстер более старомодным, чем ее предыдущее место жительства. Пейзажи вокруг были один в один иллюстрациями к викторианским открыткам: тут благоухают розы в саду, там пасутся овечки. Эстер уже представляла себя хозяйкой маленького старого домика у озера, где на заднем дворе расположились симпатичные морковные грядки. По утрам она будет есть сендвичи с кресс-салатом и колонку для женщин в местной газете, а после обеда и читального часа – вышивать крестом. От этих мыслей по пути к месту назначения Эстер даже немного повеселела, до того они были ей смешны.
Конечной точкой стал Хайнд-Лейси. Эстер, как и предполагала, смогла арендовать квартиру, но даже не в черте города. Всего одна комната, холодная ванная и неуютная серая кухня – вот и все удобства. А по ночам за стенами слышно шуршание мышей.
Поиски работы далеко не сразу увенчались успехом. Она ездила и звонила по всем объявлениям, до которых доходили руки, и которые хоть сколько-нибудь ей подходили. У нее не было за плечами ничего, кроме школы, и единственное, что она могла пустить в ход – свое красноречие. Но даже здесь, в такой глуши, ничего лучше продавца или уборщицы ей не предложили.
В небольшой кофейне на окраине города Эстер познакомилась с официанткой, охочей до сплетен, и это оказалось очень на руку. За несколькими чашками чая девушка рассказала Эстер немало интересный историй о городе и его обитателях, и конечно больше всего ее впечатлил рассказ о старом поместье и живущей в нем семье, о которой отзывались с такой опаской, словно над домом висело древнее проклятье.
Несколько дней Черный дом, как называли его местные жители, не шел у Эстер из головы, и вот однажды случилось любопытное. В компании той самой официантки по имени Лайла, с которой они уже успели подружиться, Эстер отправилась на небольшую фермерскую ярмарку. Там продавали овощи и фрукты, семена, саженцы и цветы. И пока Эстер любовалась осенними розами и выбирала яблоки, Лайла своим цепким взором высмотрела в толпе экономку из того самого заветного Черного дома, о чем и сообщила Эстер, больно пихнув ее локтем в бок.
Женщина стояла неподалеку, слушая рассуждения викария о погоде и урожае яблок в этом году.

+1

3

Воскресный день обещал быть погожим. Тильда поняла это еще с вечера, когда остывающий шар солнца опускался за горизонт на мягких, подсвеченных красным, облаках, предвещая ясное небо. Подобные приметы, проверенные и временем и народным опытом, редко когда ошибались и Пикери научилась им доверять, позабыв о привычке сверяться с прогнозами погоды, свойственной городским жителям. Это перед обитателями каменных джунглей погода представала непознанным божеством с сонмом своих жрецов, которые, вещая из радиоприемников и телевизоров, выдавали туманные и неясные предсказания подобно своим давним предкам – дельфийским оракулам, с той лишь разницей, что толковали они не бредни полубезумной пифии, а показатели термометров да ртутных столбов. Для Тильды же погода была явлением полным закономерностей и причудливых связей, где все имело значение и смысл: лягушки в пруду зашлись квакающим хором -  к ненастью, высоко плывут облака – к хорошей погоде, чертополох цветет до позднего лета – будет теплая осень.
В это лето чертополох цвел во всю до конца августа и если бы не календари, вряд ли бы кто-то смог заметить ту грань, за которой на смену мягкому и сухому лету пришла такая же мягкая и сухая осень. Впрочем, существовал и другой, не менее надежный, чем календари признак смены сезонов – осенние фермерские ярмарки. Начинались они в первое воскресенье сентября и проходили, за редким исключением, каждую неделю, радуя покупателей полными прилавками овощей и фруктов. Тильда, обычно не любившая выбираться за покупками, питала к этим ярмаркам непонятную ей слабость и порой приезжала в Хайнд-Лейси вместе с кухаркой - миссис Муррей, чтобы закупиться продуктами. Но в этот раз Пикери была одна. Миссис Муррей, рассчитываясь за умение причудливым образом сочетать в себе грузность английского бульдога с живостью ирландской феи, осталась в Хантингтон-Холле, сраженная высоким давлением и теперь Тильда бродила среди прилавков в компании большой корзины для продуктов, да списка необходимого, врученного ей кухаркой еще утром. В любое другое время Тильда заручилась бы помощью одной из горничных, вот только лишних горничных в Хантингтон-Холле не водилось уже как с неделю, ровно после того, как она рассчитала Джоди.
Джоди Уилкинз. От одного только этого имени Пикери тянуло скорчить презрительную гримасу. Худая, большеротая, словно лягушка, с хитрыми, бегающими глазами Джоди не понравилась Тильде с первой же минуты их знакомства и чем дольше длилось это знакомство, тем больше Тильда укреплялась в своем первом впечатлении. И дело здесь было не в том, что Джоди оказалась ленивой и нерасторопной (редко какую горничную обходит этот грех) и даже не в том, что она не питала никакого почтения к хозяевам особняка, дело было в ее чрезмерной болтливости и любопытстве. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Пикери, стал тот день, когда она застала Джоди в кабинете мистера Хантингтона: девчонка пыталась открыть один из ящиков его стола. Уилкинз уволили в тот же миг и Тильда с радостью наблюдала из окна своей комнаты за тем, как худая и высокая фигура Джоди, удаляясь от порога дома, исчезает в вечерних сумерках. Радоваться, правда, экономке пришлось недолго: найти на место уволенной хоть сколько-нибудь достойную кандидатуру оказалось делом сложным. Под Хантингтон-Холлом никогда не собирались очереди из желающих получить работу, ну а после тех слухов, что Джоди разнесла по всему городку, добровольцев и вовсе не наблюдалось. С каждым днем Пикери все отчетливей понимала, насколько в доме не хватает еще одной горничной, а уж после того как слегла кухарка ситуация из проблемной и вовсе стала критической. Было ясно: Черному дому срочно нужна новая работница, но вот где ее взять было совершенно непонятно.
- Здравствуйте! Чудесный день, не так ли?!
Тильда, вырванная из плена собственных невеселых мыслей чьим-то возгласом, остановилась и, подняв взгляд, увидела прямо перед собой краснощекое лицо викария.
- День чудесный, не правда ли? – Повторил он, улыбнувшись пошире и, словно опасаясь того, что с ним начнут спорить, ткнул пальцем вверх. – Небо какое чистое! Ни облачка. Прекрасный сентябрь, да?
- Да. – Тильда, выжав из себя суррогат вежливой улыбки, кивнула и принялась рассматривать лежащие на прилавке яблоки.
- Яблочки мои понравились? – Викарий оживился еще больше. – Хотите попробовать? Слава богу, урожай в этом году хороший. Вам для еды или на джем? Или на пироги? Возьмите "брэмли". Они хороши для пудинга. Или вот, "гренадеровки". Лучше нет для джема. А вы когда-нибудь пробовали "ариан"?
Женщина, чувствуя, что уже начинает уставать от пустой болтовни викария, отрицательно качнула головой, думая о том, что, наверное, со стороны вместе они смотрятся забавно. Он -  брюнет в черном облачении, она – блондинка в светлом и широком брючном костюме. Вывернутая на изнанку аллегория инь и яна.
- Вот эти вот. Это, можно сказать, новинка. Недавно вывели сорт. Здесь только у меня такие. Французские. Ох и пришлось же мне намучиться с саженцами. Особенно весной.
- Хорошо. – Тильда, не желая слушать лекцию о садоводческих мытарствах, кивком указала на горку больших желтых яблок. - Я возьму их. Пять фунтов, пожалуйста.
Викарий, ничуть не смутившись тем, что его прервали, завозился с весами. Женщина достала из корзины кошелек, рассчиталась и спустя минуту уже шла прочь от прилавка, заполучив сетку с яблоками, а заодно и уверение викария в том, что все вырученные деньги от продажи яблок из церковного сада он пустит на благие дела. Отошла Тильда недалеко: остановилась  у крайнего ряда, опустила на землю корзину и сетку, давая отдых успевшим устать рукам, глянула на наручные часы, а потом на дорогу, дожидаясь появления знакомого авто – Гораций сказал, что подъедет за ней ровно к четырем.

Отредактировано Tilda Pickery (04.11.2019 21:01:48)

+1


Вы здесь » Our solemn hour » Хантингтон-холл » Buckle down


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно